Ирина Татарникова

7 Декабрь 2015 | Автор: Игорь Чемоданов

Мы продолжаем нашу рубрику «Поэты Красивомечья». Сегодня речь пойдёт о замечательном человеке, поэтессе Ирине Татарниковой.

Татарникова Ирина Александровна  родилась в г. Ефремове в 1971 году. Училась в средних школах  № 9 и № 7,  в пос. Приполярном Тюменской области.

Копия DSC046390 - 4

Закончила Елецкий государственный педагогический институт (ныне Елецкий гос. университет им. И.А. Бунина). После института работала в Липецком техническом училище № 5 преподавателем немецкого языка, потом в Лобановской средней школе Ефремовского района.

Сейчас уже долгое время работает главным библиографом в Ефремовской центральной районной библиотеке, более десяти лет руководит при библиотеке литературно-музыкальным салоном «Лада».  Занимается краеведением.

Стихи пишет с юности.  В творчестве преобладают лирические темы. Первое серьезное стихотворение было написано в 15 лет, и называлось оно «Италия, о, море!..». Интересна история написания этого стихотворения, а вернее, поэмы. Она была написана летом 1986 года, под впечатлением произведения Д. Байрона «Паломничество Чайльд — Гарольда».  Причем, первый вариант поэмы «Италия, о, море!..» (более интересный) записан не был и вскоре забылся. Второй вариант поэмы Ирина Татарникова записала на листках, и даже не успев его прочитать после написания, он бесследно исчезает. Но строки так сильно врезались в память, что поэму удалось восстановить и записать вновь.

FeU19PXL2FE

Кроме увлечения поэзией, И.А. Татарникова любит театр, классическую и итальянскую музыку, архитектуру, фотографию, живопись, горные пейзажи.

А сейчас, предлагаем более подробно познакомиться с творчеством Ирины Татарниковой.

Поздняя осень

Точно струги, листья все несут куда-то
Волны ветра, и шумит земля.
«Не вернется лето, не придет обратно»,-
Шепчут долгим звоном тополя.

Так когда-то мы отлюбили крепко.
Юность, как и тройку, не догнать!
И все гнется ивы тоненькая ветка,
На реке продрогшей — тишь и гладь.

Сон осенний клонит засыпать деревья
В беспроглядной гулкой темноте.
Бередим былое, к осени с почтеньем
Тихо едем по замерзшей  мгле.

Спит земля, умывшись свежим ветром,
Опьяняющим дыханием зимы,
А ямщик все мерит километры
В ясном отблеске серебряной луны.

И все грезятся ему просторы,
Акварели голубой весны,
Залитые солнцем косогоры…
Но все ближе к нам печаль зимы.

Станет  день  дождем  опять  молиться,
Первым снегом, талою водой…
Долгий вечер счастьем озарится,
Тихим счастьем, дальнею звездой.

 

               Сны  и  надежды
Сны легкие-легкие, будто в детстве.
Ушедшие поезда.
Утречком ранним на чудо надеемся,
Верим как вчера,

Что высохнет почва от тяжких ливней,
Что завезут свежий хлеб,
А ночь снова станет темной и длинной,
И от хворей получим рецепт.

Что вновь зазвенят медяки в кошелечке,
И в дом вновь получка придет.
Письмо, смс, звонок от сыночка…
Сердце без устали ждет.

Что  переживши  суровую  зиму,
Синим облаком грянет весна,
И мир вдруг покажется добрым, красивым,
И кончится злая война.

И с новой надеждою солнышко выглянет,
В душу запросится свет,
Вернутся родные, любимые, милые,
Дойдет их сердечный привет.

Сны легкие-легкие, почти невесомые,
Остановят глубокую грусть.
И я в этой жизни по законам суровым
Чудесного, может, дождусь.

 

                 ***

Спасибо  гению  дождя,
Спасибо солнечному лету
За  то,  что  я  люблю  тебя,
Купаясь  в  бликах звезд  и света.
Спасибо огненным лучам,
Что обожгли, что окрылили,
И небесам, лугам, цветам,
Что душу счастьем напоили.

Спасибо голубым морям,
Что в той же я купаюсь пене,
И самоцветным хрусталям,
И чаше полной вдохновений!

И образу, что так велик,
И  так прекрасен и чудесен,
Что  встречи  каждой светлый миг,
Божественен  и  интересен,

Снежинкой легкой упадет
С  твоих ресниц, с твоих ладоней,
И  сердце  счастьем обожжет,
Которое никто не тронет…

 

          Райская любовь

Я пьянею от тебя без вина.
Хмель ты мой желанный и жестокий.
Любовь томится в теле как гранат,
Перезревший сладким соком.

Войду в тебя – в глубины моих дней,
Впущу тебя в неведомые двери,
Где бьется жизнь, как в цирке Дюсалей,
Где ходят важно сказочные звери.

Где музыка – победа торжества,
Где плещутся прозрачные озера…
Там пьет  глаза звенящая луна,
И каждый миг — беспечно долог.

Там расцветает белоснежная сирень
И солнце льет в глаза свою истому,
Там пробуждаться в мягком свете лень,
И лень пройти бескрайнюю дорогу.

Там облака плывут куда-то вдаль
И ангел дарит добрые объятья.
Там невесомы горе и печаль,
Там все мы — будто сестры, братья…

Там ветер жжет, не обжигая нас,
Сойдет на нас любовь в изнеможеньи,
Там день струится светом как алмаз,
И мы его черпаем вдохновенья.

Там птицы реют дивной красоты
В лазурной выси, облаков касаясь,
Там всплеск необъяснимой синевы
Звенит простором, куполом шатаясь.

Там в сладких травах млеют розы чувств,
Орфеи там поют, звенят свирели.
Там вечный мир могущества искусств,
В который мы всегда попасть хотели…

Пьянею от тебя я без вина
И льются чувства золотой рекою.
Ты — Смысл Любви, ты Жизни Красота,
Но  ты не здесь, ты  там … за пеленою…

 

Вальс  «Маскарад».  Спектакль «Маскарад»

 

Ах, маскарад! Ах, бал!

Ах, вальс чудесный!

Какая музыка звучит!

Маскарад — любви предвестник,

А снег летит, летит, летит!

Какие чувства, всплески, бури,

Какая чудная игра!

Вам этот вальс сейчас подарят

Своего дела мастера.

В кружении вечном нашей жизни,

Где все, известно, маскарад, –

Как люди, в одеянии пышном,

Снежинки белые летят.

Любите всплески чувств  красивых,

Пусть  в  вашей жизни маскарад

Будет картой той счастливой,

Любви  цветущей  белый сад!

Пусть льются звуки, вальс кружится,

И  вас его захватит власть,

В этом вальсе руки, лица,

Огонь, полет, восторг и страсть!!!

 

Мечты

Мы с тобою шли по краю небосклона,
Очарованные синей вышиной,
И душа моя была влюбленной,
И душа моя жила тобой.

Расплескалась морем нега неба,
Замирало сердце от любви.
Сколько в небе этом стыло снега,
Сколько воли,- милый, посмотри!

Улыбалась я тебе, и ты как солнце,
Мне дарил волшебные лучи.
Пусть сквозь годы это все вернется,
Пусть сольется воедино наша жизнь.

Я шепчу тебе у края небосклона,
Золотыми льдинками звеня:
Я умру от счастья быть влюбленной,
Я люблю, люблю, люблю тебя!

Облака так сладостно растают,
В них проснутся капельки дождя…
От одиночества меня мечты спасают:
Я люблю, люблю…  люблю  тебя.

 

                  * * * *

Вот и кончается август.
Хмурится небо дождем.
Любовь не бывает напрасной,
К  ней  мы всю жизнь идем.

Она нас излечит, накажет,
Жасмином хмельным напоит,
И верный нам путь укажет,
Выдержит все, как гранит.

Нальется как яблоко соком,
Янтарным прольется ручьем,
И  будто  бы солнце  с  востока,
Алым светом плеснет в водоем.

Как в юности, как и прежде,
Дурманом накроет глаза,
Подарит святую надежду,
От которой прольется слеза.

Утолит нашу жажду на счастье,
Попутным обдаст ветерком.
Мы все живем в ее власти,
Мы все под ее хмельком.

Душевные разговоры, скамейки,
Рука  в  руке…
Вот было бы как здорово —
Одному идти, налегке!

Нет, любовь нас настигнет не пыткой,
Не рвущей душу в куски,
А вылитым солнечным слитком,
Берегом у реки.

Роскошным пением птицы,
На небе хрустальной звездой…
Дай этому повториться,
Когда вспомнишь, что есть покой.

Дай сердцу любови напиться,
Воспрянуть, взлететь и ожить.
Дай ему просто влюбиться,
Когда нет уже сил  просто  жить.

 

                   Кораблик

Еще дрожало солнце в каплях,
Зонт радуги блестел в лучах,
Горели лужи, как заплатки,
Кораблик мчал на парусах

По этим лужах, и счастливый
Ребенок маму подзывал:
« Смотри, мамуля, как красиво!
Я дождика с утра так ждал!»

Не понимал малыш  —  у лужи
И дождика – короткий срок.
Пройдет три дня, и солнце, может,
Закроет небо на замок.

И будет вновь истомно-жарко,
Асфальт, трава в таком пылу,
Ну, а пока кораблик жалко –
Он мокнет, тонет наплаву.

Бумажный, маленький кораблик
Не знает бурь и глубины,
Он  будто крохотный осколок,
Мальчишеской простой мечты.

Растает все, как дым исчезнет,
Другие воссияют дни,
И заживут в нас, с нами вместе,
Проблемы наши – корабли.

 

Посвящение  Маяковскому

Полюби  теперь  Рахманинова,
Его «мелодизированную скуку».
Занежь все части раненые
Гармонией, не мукой.

Открой душе закрытое,
Горем не томись.
Что было вчера убитым,
Сегодня врастает в  Жизнь.

Пусть вылетают строки
Ракетами наверх.
Маяк  наш – Маяковский,
Всем бедам – твой успех.

И буйство мелодрамы,
И в окнах томный свет,
И имя одной дамы —
Любви большой привет.

И звезды выедают
Глаза до едких слез,
Нам также в сердце давит
«Весны вопрос».

И льется страсть без меры,
Всего – без дна.
А жизнь-то не химера,
Она одна.

Толкали и топтали
Безмерный пыл,
И все-таки убрали
Огонь светил.

Сражался, не боялся
Копнуть до дна,
Но поздно догадался,
Что жизнь –  Одна.

 

Защитникам  г.  Ефремова  в  декабре  1941 года

 

Декабрьское серое небо.
Сейчас бы глоток воды!
Но где раздобыть его, где нам,
Посреди замерзшей зимы.

Месим грязь, сапогами вминая,
Черной ватой сгоревший снег,
И головы поднимая,
Узнать сколько наших и тех…

— Судьбина, какая судьбина! —
Сплюнул кровь лейтенант Баранюк.
И горечью дышит рябина,
И хрипит умирающий друг.

И слезы беззвучною солью
Льются с усталых глаз,
И томит раздирающей болью
В небе тусклом звезды алмаз.

И пугает сия безысходность
От потерь, полоснувших насквозь.
С горизонта кричит монотонность:
— Сколько будет?  И сколько пришлось!

Завтра тихо заблещут рассветы,
Завтра снова захочется жить,
И приснится короткое лето,
Когда так хотелось любить.

 

                              ***

         Весна в лесу, хрустальная весна,
Сошедшая с картины Левитана.
Какая-то невнятная  тоска
Сочится  с  зеленеющей  поляны.
Вдыхаем воздух светлой тишины,
Туманят взгляд хрустальные расцветки.
Ах, сколько в зелени весенней новизны!
Она как будто в тонкий лед одета.
Шелка зеленые так зыбки на ветру,
От них повеет радостной прохладой.
И чудится – купаемся в снегу
Весеннем… большего не надо!
Давно уже подснежники сошли,
Пробившись сквозь хрустальные полотна.
Ах!  Рай небесный создан для земли,
Из зелени весенней соткан.
В нем то изящество, волнующее глаз,
Небрежность линий, смазанные краски…
И вот, как будто чудится алмаз
В тени деревьев, —  нежный и прекрасный.
И плещется повсюду тишина,
Та, что дает на миг остановиться…
Хрустальная зеленая весна,
Которой мы не можем впрок напиться,
В которую не в силах не влюбиться.

               

                           ***

Морозный день. Январь хрустит  снежком.
И небо белое, стеклянно — ледяное.
По январю пройтись пешком,
Увидеть солнце золотое
Средь облаков угрюмых, даль
Колышется неясным светом,
Лежит свободно, словно шаль,
Снег белый, и поет сонеты.
Искрится весь в потоке дня,
В лучинах окон на закате.
Поет зима – печаль моя –
О диком яблоневом саде.
Поет весенним ручейком
Снег  бурый  —  чуть пригреет  солнце.
Весна веселым мотыльком
Нечаянно влетит в оконце.

 

                      Русский пир по-старому

 

Серебряные чарки зазвенели

И дышит жаром пышный каравай,

Бока его в печи порозовели:

— А ну, хозяйка, столик накрывай!

Сметанка жирная поднимется до края,

Икорка янтарями заблестит,

Пригубишь чарку, вытрешь рукавами,

И разыграешь буйный аппетит.

Ботвинья с трех посуд — чего же боле!

И караси с брусникой на закус,

Добавишь к луку-зеленцу лишь соли

И ощутишь богатый пряный вкус.

И замечтаешься. И запьянеешь сытый,

Повиснешь на диване как купец,

А в бочке ждет, весь соками налитый,

Душистый малосольный огурец.

Уснешь довольный пиршеством подобным,

Взойдет на небо ясная луна,

И будет сниться господину долго

Старинная скоромная еда:

Блины в сметане, щи по полной чаше,

Селедка, водка, добрый каравай,

Пельмени, кролик, масло к пшенной каше…

Эх, налетай! Да только не зевай…

 

 

Да что нам Турция с ее гостеприимством!

Табачным кофе, соусом в обед,

Кто хочет золотистой той ушицы,

Что покорила вкусом целый свет?

Кто жаждет в зал войти и облизнуться,

Вдохнуть пары кипящего супца?

Кто хочет на широко развернуться —

Испить кваску? Отведать холодца?

        … Эх, налетайте, братцы, налетайте!

Сестрицы, жены, сваты, кумовья!

И уплетайте, в обе щеки уплетайте

Все то, что Бог подал, дала земля.

Да не серчайте, коли не досталось,

Ведь завтра будет день и будет пир,

И будет после ужина усталость

Дарить душе гармонию и мир…

 

            В  ефремовской  осенней  роще

 

Тишина. Своя здесь сказка,
Своя особенная жизнь.
Все осени такие разные
И одинаковые.  В высь
Летит листок пурпурно-желтый,
Ему до неба далеко!
Не знает он, что цель полета —
Упасть, и лиственной рекой
Вновь стать в той роще золотистой,
Где он родился. Может быть,
На счастье людям пригодился, –
Как сладостно в полете жить!
Он реет в солнечном сиянии,
Он верит в утренний восторг,
Он мчится с кем-то на свидание,
Все потому что – одинок!
Он в небо взмыл – прозрачный, нежный,
Надежду светлую даря.
Он — бесконечно безмятежный
На грани смерти и огня…
Пожар осенний греет чувства,
И вновь летят, летят, летят
«Произведения искусства»,
Даря пьянящий аромат.
Здесь тишина. Своя здесь сказка,
Своя чарующая жизнь.
Все осени такие разные…
Пройдись по роще …  и влюбись!

 

                      ***

Умылось снегом солнечное утро,
Подуло ветерком издалека.
На небе синем, словно незабудки
Зарозовели облака.

Проснулось утро  —  шумное, большое
В золотом сиянии окон.
И на душе проснулось дорогое,
Отгоняя тьму и  сон…

Зима, зима — вот радость жизни!
Настоящая зима!
Мороз в душу, кони быстры,
И на сердце кутерьма.

Сколько праздников чудесных,
Сколько песен, сколько слов!
И во всех лесах окрестных
Снежных шуб и теремов!

Много шалости и смеха
В этих ярких зимних  днях.
Зима в усладу, всем потеха,
В ней столько белого огня!

Гудит, шумит, трещит морозом,
Не жалея никого,
Еще вскипят метели, грозы,
Сгорая в пламени его!

 

                       *  *  *  

За все болит душа моя, за все страдает.
Не видно горюшку людскому дна и края.
Так хочется огня любви, надежды, веры,
Так хочется раздать добро –
да всем без меры!

Так хочется открыть ту дверь
с восторгом милым,
Откуда морем хлынут в нас
терпенье, силы,
И взгляд влюбленный и простой
проникнет  в  душу,
И не нарушит наш покой,
жизнь не иссушит.

А поведет нас за собой,
По новым странам,
Где даль прозрачна и ясна,
За солнцем рьяным.
Где так свободно и легко
В нас дунет ветер,
Где мы простим, и нас простят
За все на свете.

Отправить комментарий